Чижевский а.л.. книги онлайн

Достижения и память

Александр Чижевский выделяется из ряда ярких представителей российской науки и интеллигенции многогранностью своего таланта, благодаря которому его называли Леонардо да Винчи ХХ века. Изобретатель «люстры» своего имени считается одним из отцов космического естествознания. Новизна и планетарный масштаб его научных взглядов вызывали непонимание и раздражение у соотечественников и привели к несправедливым гонениям.

Как художественная натура он написал более 100 картин, выручку от продажи которых тратил на многочисленные научные опыты. Проявив себя неутомимым организатором и ученым, оставил в наследие более 400 книг и статей.

Ему посвящено более 5000 работ. Более 2500 трудов его последователей посвящено цикличности солнечной активности и влиянию ее на человечество, теории солнечно-биосферных связей, электрогемодинамике, концепции аэроионификации, космической экологии, модели движущейся крови и другим открытым Чижевским «прорывным» направлениям.

Именем Чижевского названы:

  • Астероид.
  • Улицы в Караганде, Калуге.
  • Ежегодные научные молодежные чтения.
  • Лазерная Академия наук и ее ежегодные премии и медали ученым.
  • Ежегодные премии и стипендии Правительства Калужской области для обучающихся.
  • Педагогический университет в Калуге.
  • Самолет Аэрофлота.
  • Международная медаль.

Память об ученом существуют:

  1. Мемориальная доска и Дом-музей в Калуге.
  2. Кабинет-музей памяти в Калужском университете.
  3. Экспозиция в музее истории медицины г. Тамбова.
  4. Серебряная монета ЦентроБанка РФ 1997 года номиналом 2 рубля.
  5. Памятник у педагогического университета в Калуге.
  6. Мемориальная доска в Караганде.
  7. 3 фильма.

От люстры до космобиологии

А, скажет читатель, Чижевский… Как же, знаем. Люстра Чижевского — очень полезный для здоровья прибор. Пусть и не панацея от всех болезней, как ее иногда рекламируют недобросовестные распространители, но для страдающих бронхиальной астмой, бронхитами и прочими заболеваниями дыхательных путей вещь, можно сказать, незаменимая.

Но далеко не все помнят, что мировую известность (а вкупе с ней зависть и гонения со стороны коллег и даже некоторых академиков) Чижевскому принесла вовсе не люстра, а создание новых направлений в изучении космоса и его влияния на жизнь земных организмов, в том числе человека, — космобиологии и гелиобиологии.

Его идеями о влиянии солнечной активности на биологические и даже социологические процессы интересовался В.И. Ленин. Их в большой степени разделяли и поддерживали К.Э. Циолковский, В.И. Вернадский, В.М. Бехтерев и многие другие. В 1939 году Чижевский был выдвинут на соискание Нобелевской премии, но вместо мировой славы был снят со всех своих должностей, репрессирован и… Однако обо всем по порядку.

Личная жизнь

Отношения с женщинами у Александра Леонидовича складывались не просто. Сначала он женился на Ирине Александровне Самсоновой, в 1928 году родилась дочь – тезка матери, но ребенок не связал супругов.

Первая жена Ирина с дочерью Ириной

В 1931 году Александр Леонидович женился на секретаре Театра зверей Дурова Татьяне Сергеевне Рощиной и удочерил ее дочь от 1-го супруга Марину, которая трудилась потом в «Союзмультфильме» художником-прорисовщиком. После ареста мужа Татьяна Сергеевна носила ему передачи, собранные из своего скудного пайка, и сохранила 15 ящиков его рукописей. Этот брак не выдержал испытаний репрессиями, хотя официальный развод произошел лишь в 1951 году, и всю оставшуюся жизнь они поддерживали теплые отношения.

Об Анне Михайловне Таранец упоминается лишь в справке-заявлении о предоставлении квартиры от 01.02.1960.

С Ниной Вадимовной Энгельгарт ученый познакомился в ссылке. Она много лет провела в лагерях. Женщина стала незаменимой помощницей супруга, перепечатывала труды, помогала в переписке, содержала в порядке библиотеку и архив, поддерживала в последние дни, а после смерти подготовила к изданию почти все рукописи и помогала сохранять о нем память.

А.Л. Чижевский, Л.В. Голованов, жена Н.В. Чижевская (1963)

«Вульгарный» напиток

Бочка с квасом — Харрисон Форман

Позиции кваса пошатнулись во второй половине XIX века, на верхах: квас и подобные кислые вкусы начали уходить из аристократического обихода и были записаны в так называемую «вульгарную» диету. Хотя по-прежнему он ценился в мелкочиновной, купеческой, мещанской и крестьянской среде.

О чем напоминал и лейб-медик Екатерины II в 1807 году: «Старейший из лейб-медиков доктор Рожерсон, бывший любимый лейб-медик великой Екатерины, находит, что кислая капуста, соленые огурцы и квас в гигиениче­ском отношении чрезвычайно полезны для нашего петербургского простона­родья и предохраняют его от разных болезней, которые бы в нем развиться могли от влияния климата и неумеренного во всех случаях образа жизни».

Квас. На улице Горького — Николай Паламодов

В середине века началась индустриализация, и квас стали варить реже даже в обычных домах. Желая сохранить наследие, Российское общество охранения народного здоровья взяло покровительство над напитком и его производство начали открывать при госпиталях. Госпитальный квас уже целый век к тому моменту входил в обязательное довольствие армии, флота и заключенных. Где стоял полк, там должен был быть лазарет, а где был лазарет — был и ледник с квасом. Если кваса не хватало, об этом докладывали высшему руководству, с требованием немедленно выделить деньги на закупку солода.

Но последний «оплот» кваса рухнул, когда в 1905 году в полковых лазаретах и госпиталях его заменили на чай. Все из-за того, что квас гораздо труднее готовить и хранить в походах. С тех пор квас перестал быть неотъемлемым напитком русских людей и стал просто любимым. В советское время его начали наливать на разлив уже не из деревянных, а металлических желтых бочек, которые стояли по городу с наступлением жары и до осени.

Томас Тейлор Хэммонд

В постсоветской России началась бутылочная продажа кваса, его теперь можно купить в каждом магазине. Традиционные желтые бочки, кстати, до сих пор существуют. Квас в них стандартизированный и не может больше похвастаться разнообразием вкусовых оттенков, но и у такого «обычного» кваса есть свои фанаты.

Биография Александра Чижевского (1897-1964 гг.)

Краткая биография:

Имя: Александр Чижевский

Дата рождения: 26 января 1897 г.

Дата смерти: 20 декабря 1964 г.

Место рождения: Гродненская губерния,
Царство Польское,
Российская империя
(ныне Подляское воеводство,Польша)

Место смерти: Москва, РСФСР, СССР

Александр Чижевский – советский ученый и философ: биография с фото, космическая биология и медицина, исследование связи Солнца и Земли, дружба с Циолковским.

Имя Александра Леонидовича Чижевского (1897—1964) известно в мировом сообществе как ученого, занимавшегося исследованием космоса. Основная сфера его деятельности — космическая биология и медицина. Его достижения длительный период не поддавались огласке, поскольку, как и множество других ученых он был жертвой гулаговских лагерей. Однако все сделанное исследователем имеет огромное значение, а его труды никогда не будут забыты потомками.

А. Чижевский родился 26 января 1897 года в небольшом городке Цехановец Гродненской губернии, где проходил службу его отец, кадровый военный, офицер. Род этой семьи относится к потомственным дворянам. Мать Александра умерла рано, а его воспитанием занимались сестра отца Ольга и бабушка, мать отца Елизавета Семеновна. В 1906 году отец перешел на службу в город Белу Седлецкой губернии, а  Александр там же стал гимназистом. В это же время у юноши появился необыкновенный интерес к астрологии.

Много времени он посвящал естественным наукам и точным дисциплинам, кроме этого, его интересовали музыка, живопись и поэзия. В 1913 году отец переехал служить в Калугу, где Александр продолжил обучение в реальном училище Ф.М.Шахмагонова. Он продолжал заниматься астрономией и вскоре написал свой первый трактат. Судьба преподнесла ему удивительный подарок — в 1914 году он познакомился с выдающимся ученым Константином Эдуардовичем Циолковским, и эти отношения с годами переросли в большую дружбу.

В 1915 году А. Чижевский поступил в Московский коммерческий институт и одновременно стал вольным слушателем Археологического института, где вскоре сделал первый научный доклад — «Влияние пертурбаций в электрическом режиме Солнца на биологические явления». Работа была посвящена взаимосвязи солнечной активности и процессов, происходящих на Земле. В это время в России у же шла война с Германией, и отец молодого ученого отправился на фронт. Александр тоже горел желанием защищать родину.

В 1916 году он отбыл добровольцем и стал участником боевых действиях, но вскоре из-за ранения был демобилизован, награждён Георгиевским крестом. Продолжил научную деятельность в 1917 г. защитил диссертацию «Русская лирика XVIII века», за что ему было присвоено звание учёного археолога.

Революцию Чижевский воспринял как закономерность, продолжая в это бурное время работать. В период 1917-1923 годов он читал лекции в Археологическом институте и посещал естественно-математическое отделение Московского университета.

Вместе с тем, он много работал в домашней лаборатории, занимаясь исследованиями солнечно-земных связей. Разработал аппарат для искусственной ионизации, получивший название Люстра Чижевского. Постепенно приоритетом его деятельности стала биология, и в 1922—1924 годах он работал внештатным консультантом Института биологической физики. В этот же период он выпустил книгу «Физические факторы исторического процесса», посвященную связи исторических событий и циклам солнечной активности.

Ученый стал главным экспертом по части медицины и биологии. До 1931 года работал в Практической лаборатории по зоопсихологии у В. Л. Дурова. Затем стал руководителем Центральной лаборатории ионофикации, однако в 1942 году был арестован за «антисоветскую агитацию» и «клевету на советскую действительность». Отбывание срока завершилось только через восемь лет, и в 1950 году А. Чижевский отбыл на поселение в Караганду. Там ученый проживал до 1958 года когда был реабилитирован, — это были самые трагичные страницы его биографии.

Вернувшись в Москву, Чижевский до последних дней жизни работал научным консультантом и руководил лабораторией «Союзсантехника». Умер 20 декабря 1964 года и был похоронен на Пятницком кладбище в Москве. Через год, в 1965 году, Академия наук СССР создала специальную комиссию по изучению его архивов. С тех пор минуло уже много десятилетий, однако работы ученого Александра Леонидовича Чижевского в сфере биологии и медицины оказались бесценными, — они не теряют своей актуальности и в наши дни.

Кто придумал квас?

Когда главный холодный русский напиток появился в России неизвестно. Возможно, его придумали даже не русские. Что-то, напоминающее квас, готовили в Древней Греции и в Древнем Египте. В V веке до н. э. Геродот рассказывал о напитке под названием «зифос»: его делали путем замачивания хлебных корок, в результате брожения получалось нечто похожее на квас.

«Квасник» — Владимир Маковский

По всей видимости, квас готовили везде, но из-за сочетания нескольких факторов — всегда доступное сырье, плюс  погодные условия — прижился он именно здесь. Первое письменное упоминания его относят к летописи 996 года: новообращенных христиан по указу князя Владимира угощали «пищей, медом и квасом». Со временем, в других государствах напитки подобного рода во что-то эволюционировали (например, в пиво), а квас так и остался русским «изобретением». Но «национализация» кваса начала все самое интересное.

Древний оберег и связь с патриотизмом

Но не только спасение от эпидемий видели в квасе. Им так увлекались, что квас приобрел священные и мистические свойства, и стал оберегом. Девушки поливали им полки в бане во время обряда мытья перед свадьбой (а остаток должны были выпить), а мужчины — «тушили» им пожары, вызванные молнией, так как считали, что с таким «божьим гневом» справится только квас или молоко. По одной версии, в такой пожар бросали обруч с квасной бочки, чтобы огонь такого пожара не шел дальше. По другой, тушили пожар непосредственно квасом.

Продавец русского кваса — Эмиль Франсуа Дессен

При дворе квас тоже верили, но с точки зрения феноменальной пользы для здоровья. «Квас» родственен древнерусскому слову «кислый» — и молочная кислота благоприятно влияла на организм. Квас любил полководец Александр Суворов и царь Петр I — последний пил его каждый день. Разжалованный в шуты князь Михаил Голицын и вовсе был прозван «квасником» — он был обязан подносить напиток императрице Анне Иоанновне.

Продавец кваса — Карл Булла

И совсем невероятная слава пришла к квасу после войны с Наполеоном в 1812 году. Русская знать начала демонстрировать свой патриотизм… да, через квас. «В срочном порядке квасом заменили шампанское — его разливали в хрустальные бокалы и подавали на балах», — говорит Павел Сюткин. Со временем появились и те, кто решил поиронизировать над таким показным, официальным русофильством. Так было придумано выражение «квасной патриотизм».

Автором считается князь Вяземский, литературный критик и близкий друг Александра Пушкина, который в «Письмах из Парижа» (1827) пустился в такие рассуждения: «Многие признают за патриотизм безусловную похвалу всему, что свое. Тюрго называл это лакейским патриотизмом, du patriotisme d’antichambre. У нас можно бы его назвать квасным патриотизмом».

Темен жребий русского поэта

В юности Александр Чижевский мог казаться окружающим кем угодно, но только не ученым-физиком. Иностранные языки — английский, французский, немецкий, итальянский, которыми он владел в совершенстве, живопись, незаурядные способности к которой проявились уже в возрасте семи лет, музыка, история, литература, архитектура — вот далеко не полный перечень интересов Александра до 1916 года, когда в возрасте 19 лет молодой человек ушел добровольцем на фронт.

Ученый совет в Уголке Дурова. В центре А.Л. Чижевский

Именно в этой работе были впервые изложены положения теории гелиотараксии (от «гелиос» — «солнце» и «тараксио» -«возмущаю»). Суть этой теории в том, что Солнце влияет не только на биоритмы человеческих организмов, но и на общественное поведение людей. Иными словами, крупные социальные потрясения человечества (войны, революции и т.п.) напрямую связаны с энергетической активностью Солнца.

Следующие несколько лет Чижевский, будучи сотрудником Института биофизики Наркомздрава СССР, посвятил исследованиям воздействия отрицательно ионизированного воздуха (аэроионизации) на здоровье людей и животных. Тогда же и была им изобретена люстра -прибор, позволяющий насыщать воздух в помещениях полезными отрицательными ионами кислорода, нейтрализующий вредные положительные ионы и очищающий воздух от пыли и микроорганизмов.

Чижевский-изобретатель мечтал о тех временах, когда «аэроионизация воздуха получит в нашей стране такое же распространение, как и электрификация… что приведет к сохранению здоровья, защите от ряда инфекций и увеличению долголетия огромных масс народа». Увы, это так и осталось мечтой.

Чижевский-художник писал картины (в основном пейзажи) и продавал их, чтобы получить деньги на продолжение опытов по аэроионизации.

Чижевский-поэт писал стихи (при его жизни вышли в свет всего два сборника, остальные — спустя много лет после смерти). Между тем его поэтический дар высоко ценил тогдашний народный комиссар просвещения А.В. Луначарский, благодаря чему Чижевский получил должность инструктора литературного отдела Наркомпроса.

А.Л. Чижевский за научным экспериментом

Чижевский-ученый, благодаря тесной дружбе с К.Э. Циолковским, не только продолжал практическую работу по внедрению аэроионизации, но и разрабатывал дальнейшие направления исследования космоса. Во многом благодаря его работе «Исследование мировых пространств реактивными приборами» был утвержден мировой приоритет К.Э. Циолковского в области конструирования космических ракет.

Опыты Чижевского по аэроионизации, которые он, наконец, получил возможность проводить в лаборатории зоопсихологии Главнауки Наркомпроса, принесли ему мировую известность как биофизику. Сотни писем с предложениями вступить в то или иное научное общество, стать почетным академиком научного института или просто продать патент на люстру и другие изобретения приходили на Тверской бульвар в Москве, где в конце 1930-х годов жил Александр Леонидович.

Он решительно отказывался от таких предложений, говоря, что все его изобретения и научные труды «находятся в полном распоряжении Правительства СССР».

Но могли ли эти отказы спасти от уже приготовленной ему завистниками и врагами участи? Последней каплей для них стал, по-видимому, состоявшийся в Нью-Йорке в сентябре 1939 года 1-й Международный конгресс по биофизике и биокосмологии. Его участники предложили номинировать А.Л. Чижевского на Нобелевскую премию по физике и единодушно объявили его «Леонардо да Винчи XX века».

Между тем у себя на родине Чижевский был обвинен в научной недобросовестности и фальсификации результатов опытов. Издание и распространение его работ были запрещены. В 1941 году он был осужден по 58-й статье («Контрреволюционные преступления») на восемь лет лагерей, которые и отбыл сначала на Северном Урале, затем в Подмосковье и, наконец, в Казахстане (Карлаг).

Люстра Чижевского — разнообразные варианты:

Все мы — «дети Солнца»?

Сам Чижевский писал впоследствии, что именно многообразие научных, исторических и культурных интересов помогло ему выжить в нечеловечески трудных условиях лагерей. Все свободное время он использовал для того, чтобы рисовать (чем придется и на чем придется), сочинять стихи, размышлять о проблемах биофизики и космобиологии.

Но и тогда, в лагерях, и после освобождения, и во время жизни в Караганде, и после частичной реабилитации (как в насмешку — за полтора года до смерти) и возвращения в Москву самой главной, заветной идеей и мечтой ученого оставалась гелиотараксия.

«Люди и все твари земные — поистине дети Солнца, — писал Чижевский. — Они — создание сложного мирового процесса, имеющего свою историю, в которой наше Солнце занимает не случайное, а закономерное место наряду с другими генераторами космических сил…»

Самое замечательное в теории Чижевского заключается в том, что к анализу исторических закономерностей он подключил математику, физику и астрономию. По сути, это было смелой и оригинальной попыткой создать совершенно новую область человеческого знания, опираясь на современный математический аппарат, физические законы и экономические и политические факторы развития общества.

Периодическое увеличение солнечной активности, считал ученый, «переводит потенциальную нервную энергию целых групп людей в кинетическую, неудержимо и бурно требующую разрядки в движении и действии».

Под увеличением солнечной активности здесь понималось увеличение количества солнечных пятен. Академик Бехтерев, горячий сторонник теории Чижевского, прямо связывал значительный рост количества пятен с датами самых крупных социальных потрясений -1830, 1848, 1870, 1905, 1917 годы. Он даже рассматривал возможность создания на основе прогнозов солнечной активности некоего «политического гороскопа».

Если мы вспомним относительно недавние события, произошедшие в нашей стране, то найдем еще одно подтверждение теории Чижевского. В период 1986-1989 годов политическая активность, связанная с перестройкой, неуклонно повышалась вместе с ростом солнечной активности. И вместе с ней же достигла своего максимума в 1990-1991 годах -экономический и политический кризис, крах Горбачева, ГКЧП, образование СНГ…

Может сложиться впечатление, что Солнце «управляет» общественной жизнью людей. Но это, разумеется, не так. Солнце лишь пробуждает дремлющую или расходуемую по пустякам энергию больших человеческих масс. А уж куда направить ее — на войны и разрушения или на мирный созидательный труд, научное и иное творчество, освоение новых пространств — решают сами люди.

Кто пил квас и почему так много?

Квас пили буквально все: крестьяне, солдаты, врачи, монахи, цари. Его умели готовить в каждой семье по фамильному рецепту — отсюда и столько вариаций кваса. Примерно так варят борщ: общие правила одинаковые, но каждый готовит со своими нюансами. Тем более, поле для экспериментов широкое: различие могло состоять как в количествах и сортах исходных материалов, так и в деталях самой техники.

Например, для приготовления затора (хлеб или мука, разведенный водой и оставленный для брожения) брали и холодную, и горячую воду — и от того зависел результат. Или меняли время пребывания затора в печи или в чанах. Наконец, бочки, где квас должен был бродить, могли сдабривать сахаром, хмелем, мятой, изюмом, медом и т.д.

Продажа кваса — Василий Калистов

На Руси квас был каждодневным напитком, каким теперь является чай. «Квас, как хлеб, никогда не надоест» — гласит русская пословица. Раньше его считали полноценной едой, поэтому говорили, что квас не пьют, его «едят». В голодные времена за счет него выживали, его брали в поле и на другую тяжелую работу. Хотя он и был таким же жидким как сейчас, но давал чувство насыщения. А еще служил основой для десятков разных блюд: от окрошки (фактически салат, залитый квасом) до тюря с зеленым луком (суп из хлебных корок).

С XII века квас начали различать варианты кваса: кислого слабоалкогольного и сильно опьяняющего напитка. Второй называли «творенным», то есть сваренным, а не произвольно закисшим. Если квас не варить, то естественное кисломолочное брожение останавливает спиртовое и тогда его крепость не превышает 1-2%, но «твореный» квас можно было бы сравнить по крепости с вином. Поэтому квас любили еще и за его качество превратиться в алкоголь.

Домашний мятный квас

Появилась отдельная профессия — квасник. Каждый квасник специализировался на определенном сорте и именовались по его названию (яблочный квасник, ячневый квасник и т.д.). Работали они каждый в своем районе, а выход за его пределы в «чужой» район был чреват неприятностями: квасники ревностно делили территорию и так решали вопрос высокой конкуренции.

Наконец, есть и еще одна версия дикой популярности кваса. «Причина этого проста: был недостаток чистой питьевой воды. И чем гуще страна населена, тем острее становился этот вопрос, вызывавший эпидемии и массовые желудочные заболевания в прошлом. Напиток же, подвергшийся брожению (как, к примеру, квас или сидр), был практически безопасен с санитарной точки зрения», — говорит историк русской кухни Павел Сюткин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector